В плену негативизма: откуда берется пассивная агрессия и как с ней быть …

Ничего не делать — это одно из самых сложных занятий, самое сложное и самое интеллектуальное

О. Уайльд

 

Каждому из нас приходилось сталкиваться с ситуациями, когда нас подвел, человек, на которого мы рассчитывали: пообещал и не сделал. Как мы реагируем в этом случае? Мы можем выражать свое возмущение, высказывать претензии и открыто обвинять или сделать вывод о том, что в будущем с этим человеком связываться не стоит. Но нас могут обезоружить и ввести в заблуждение искренние заверения виновника неприятной ситуации в непреднамеренности его поступка или наличии серьезных причин, препятствовавших выполнению взятых на себя обязательств… Правда, столкнувшись повторно с подобным поведением, мы, вероятно, уже не будем принимать предоставленные объяснения всерьез.

 

Неприятная ситуация может быть и более размытой: формально обязательства будут выполнены, но качество работы окажется очевидно низким. Если же мы выступим с критикой в адрес исполнителя, то, скорее всего, столкнемся с явным непониманием наших претензий и получим из уст критикуемого ссылки на «непорядочных людей» и обстоятельства непреодолимой силы, которые воспрепятствовали соблюдению сроков или более высокому качеству работы. Столь же вероятно, что наш оппонент даже не предоставит нам каких-либо объяснений, а скажет, что просто не понимает, что же нам не нравится, так как, по его мнению, все сделанное им вполне качественно и полноценно.

Подобное поведение маркирует негативистическую личностную проблематику или, другими словами, пассивно-агрессивный личностный 

Для пассивно-агрессивных людей критика неприемлема. Они согласны видеть проблему в чем угодно, но только не в самих себе. И в этом смысле, они очень сложные клиенты. Несмотря на то, что сама по себе проблематика, характерная для негативистического типа личности не является (с клинической точки зрения) глубокой патологией, ведущей к серьезной дезадаптации, недостаток рефлексии и эмоциональный инфантилизм создают серьезные препятствия для движения в сторону улучшения Эго-интеграции и психологической зрелости.

Вытесняемыми чувствами при негативизме являются некомпетентность, вина и поражение, переживания несоответствия не только внешним, но и внутренним стандартам качества. Если бы эти чувства оставались в сознании, неизбежным стало бы признание проигрыша и неспособности функционировать на желаемом уровне социальной и интеллектуальной продуктивности. Поэтому, всеми силами, пассивно-агрессивный человек стремится избежать прорыва в сознание мыслей:

  • «Я не справился», «Мне не хватает способностей / настойчивости / знаний / навыков / упорства / мастерства / сил / смелости» и т.д.,
  • «Мне необходимо прикладывать значительные усилия, чтобы достичь приемлемого результата»,
  • «Мне необходимо работать над собой»,
  • «Вокруг есть люди, которые значительно умнее, успешнее, удачливее, красивее меня» и т.д.,
  • «Я не дотягиваю!»,
  • «Я завидую».

Итак, признание в том, что он «не дотягивает», представляется опасным, потому что за этим признанием неизбежно последует понимание необходимости серьезных усилий по изменению себя, работе над собой, а также станет очевиден тот факт, что вокруг все равно будут люди, у которых какие-то вещи получаются лучше, причем (со стороны) ценой меньших усилий и затрат.

Здоровая конкуренция по типу: «У него (у нее) получилось — и у меня получится, пусть и придется очень сильно напрячься, приложить усилия и много чего в своих приоритетах пересмотреть», — недоступна пассивно-агрессивному человеку. Он будет следовать убеждению: «У меня получается ничуть не хуже, а даже лучше, просто меня недооценивают».

Может доходить и до смешного.

Например, такой сотрудник упорно будет «впаривать» своим коллегам и руководству отчет/проект/продукт (включая любые материалы и результаты творческого труда) откровенно низкого качества, то есть, попросту говоря, ни на что не годный, преподнося его как серьезное достижение, достойное уважения и восхищения, причем не только на словах, но и в денежном эквиваленте. Только попробуйте сказать, что «это плохо». Станете злейшим врагом!!

Но поскольку мы говорим о пассивной агрессии, открытых нападок на Вас не будет. Будут скрытые, диапазон которых чрезвычайно широк, но не катастрофичен. На планомерно подготовленную и по-настоящему опасную месть люди, личность которых определяется негативистической проблематикой, не идут. Как пишут Н. Догерти и Ж. Вест: «Действия пассивно-агрессивных людей преследуют одну цель – исподтишка нанести удар тому, кого они считают сильным». И далее: «…пассивно-агрессивный человек расставляет сети липкие, неприятные и обидные, но однозначно не смертельныеМы можем поначалу просто удивиться. Настоящая борьба начнется, когда мы почувствуем, что нас провоцируют, и разозлимся».

Обобщая, приведу основные диагностические признаки, по которым мы можем сделать предположение о том, что перед нами пассивно-агрессивный клиент:

  • Повторяющаяся, устойчивая склонность медлить, опаздывать, жаловаться, необоснованно противоречить, «забывать» о важных договоренностях и взятых на себя обязательствах.
  • Свидетельства НЕПРОДУКТИВНОСТИ в частной и профессиональной жизни, которая проявляется, прежде всего, в НЕУДОВЛЕТВОРЕННОСТИ актуальным жизненным статусом и в отсутствии субъективно-значимых достижений в каких-либо сферах жизнедеятельности.
  • Непереносимость критики в свой адрес, независимо от формы ее предъявления и степени обоснованности.
  • Отказ признавать свою неправоту, ошибки и поражения в сочетании со склонностью приписывать причины любых неудач другим людям и обстоятельствам.
  • Потребность критиковать и обесценивать людей, наделенных властью и занимающих какие-либо статусные социальные позиции, даже в тех случаях, когда объективный повод для критики отсутствует.
  • Чрезвычайно низкая способность проявлять инициативу и самостоятельно защищать свои интересы, а также прямо выражать свои потребности и желания.
  • (последнее по списку, но не по значимости) Безусловный приоритет личной свободы и права самостоятельно распоряжаться своим временем вне зависимости от объективных возможностей, жизненной ситуации и интересов других людей.
  • Важно иметь в виду:

    Пассивно-агрессивные люди обычно функционируют на невротическом уровне. Если мы встречаем негативистические черты у клиента, которого определили как пограничного, скорее всего, эти черты будут вторичны (коморбидны) по отношению к основной характерологической проблематике (часто нарциссической, параноидной или шизоидной, реже – демонстративной или обсессивно-компульсивной).

    Если мы понимаем, что перед нами невротический клиент, дифференцирующим признаком по отношению к перечисленным характерологическим категориям будет, прежде всего, уже упомянутая выше, устойчивая жизненная непродуктивность. Здесь важно отметить, что и обсессивно-компульсивной личности часто бывает сложно достичь по-настоящему высоких результатов в своей работе, но тем не менее, в ее случае – это все же ПРИЕМЛЕМЫЙ (удовлетворительный или хороший результат), тогда как в случае с пассивно-агрессивной личностью – результат ПРОВАЛЬНЫЙ. Кроме того, педантические люди критичны по отношению к себе и проявляют ответственность за взятые на себя обязательства, что совершенно не свойственно негативистической личности.

    В поведении и самовыражении пассивно-агрессивным людям не хватает ЭКСПРЕССИИ. Они не обладают ни внешним лоском демонстративных людей, ни загадочным шармом нарциссических. В то же время они не способны на проявление подчеркнутой отстраненности, свойственной шизоидной личности, так как на самом деле стремятся к контакту и проявляют заинтересованность в мнениях и оценках других людей.

    Распознать негативистического клиента можно по его склонности становиться угрюмым, раздражительным и «обиженно» спорящим каждый раз, как Вы предлагаете ему обратиться к поиску и обозначению его собственных потребностей, чувств, ценностей и намерений вместо того, чтобы навязчиво искать виноватых в своих неудачах среди других людей или объяснять свою неудовлетворенность внешними «неблагоприятными» обстоятельствами. Пассивно-агрессивный клиент наполняет консультативное пространство парализующим ядом БЕЗДЕЙСТВИЯ, и вот уже Вы сами чувствуете, что Вам НЕ хочется и НЕ интересно работать дальше… И это понятно: ведь если Вы, измучившись от его угрюмой пассивности, станете предлагать какие-то технические процедуры с целью активировать процесс, он согласится на это вяло и неохотно, а полученный результат встретит с присущим ему скептицизмом и, если не сразу, то на ближайших сессиях, непременно обесценит.

    БЛАГОДАРНОСТИ НЕ ЖДИТЕ!! Впрочем, последнее относится не только к негативистическим клиентам. Благодарность – штука сложная и часто гораздо более манипулятивная, чем конкуренция, критика и обесценивание… Часто. Не всегда…

    Ваши неудавшиеся попытки помочь могут быть отклонены с ПРЕЗРЕНИЕМ, которое не будет залакировано тонкой иронией, а которое сможете прочитать по невербальным признакам, интонации, обрывочности и «сдавленности» (неразборчивости) адресованных Вам фраз. Более того, даже если Вы не совершите ошибку, поддавшись на манипуляцию и приняв на себя чрезмерную техническую инициативу, а будете действовать, четко следуя продуманной стратегии, презрительности с его стороны Вам все равно не избежать. Вы же, по факту его к Вам обращения, «авторитетная фигура», которых он на дух не переносит…

    Межличностные паттерны пассивно-агрессивной личности прекрасно отражены Э. Берном в игре под названием «Шлемиль» (хитрец). Напомню ее сюжет:

    «…1. Mr White проливает виски с содовой на вечернее платье хозяйки.

    2. Mr Black (хозяин) вначале реагирует на это гневом, но чувствует (часто лишь смутно подозревает), что если он выдаст свое раздражение, то Mr White выиграл. Поэтому Mr Black берет себя в руки, и это вызывает у него иллюзию, будто выиграл он

    3. Mr White говорит: «Простите».

    4. Mr Black бормочет или выкрикивает слова прощения; это усиливает у него иллюзию, что он победил.

    …Как и в большинстве игр, Mr White, сделав первый ход, в любом случае выигрывает. Если Mr Black выдает свою досаду, Mr White может счесть себя вправе в свою очередь обидеться. Если Mr Black сдерживается, Mr White может продолжать развлекаться…» 

    Итак, негативистический клиент будет пытаться «все портить» и при этом провоцировать Вас на агрессию. Если Вы «устоите», он «сдаст назад»: будет рассказывать о своей несчастной жизни и тяжелых депрессивных переживаниях, стремясь вызвать у Вас сочувствие.

    А дальше (это уже не прописано в игре, но происходит с клиентом): Вы будете ЧУВСТВОВАТЬ СЕБЯ ВИНОВАТЫМ перед ним, а его — остро НУЖДАЮЩИМСЯ В ПОМОЩИ. Здесь очевидны элементы проективной идентификации, которая (помним!) служит нам не только диагностическим знаком, но и материалом для понимания клиента. Ведь помощь ему действительно нужна. Но суть в том, что она будет полезна, если Вы сможете ее предоставить, а он – принять — совершенно в другом виде, форме и содержании, чем он себе представляет.

    Используя терминологию Э. Берна, мы получаем послание от Ребенка: я могу вредить безнаказанно. Сначала Ребенок провоцирует нас на наказание. Потом на прощение. И то, и другое – родительские функции. Но в консультировании нам следует реагировать как Взрослому. И с клиентом обращаться, как со Взрослым. Мы ни наказываем. И не «отпускаем грехи», не ограничиваемся извинениями со стороны клиента, если причинен вред/нарушен сеттинг. Ответственность Взрослого состоит в том, чтобы исправлять ПОСЛЕДСТВИЯ своих поступков, отвечать за них. Поэтому мы предлагаем клиенту искать способы САМОСТОЯТЕЛЬНОГО исправления проблемной ситуации, такого исправления, в котором он проявит ИНИЦИАТИВУ.

    Как и для нарциссической, а также и для асоциальной личности, для негативистического человека характерна недифференцированность агрессии и использование манипуляции для психологической защиты. Но если в случае преобладания нарциссических и/или асоциальных паттернов агрессия доступна осознанию и даже нередко используется как прямая поведенческая стратегия, негативистическая проблематика связана с недопущением агрессии в сознание, причем за счет примитивных и тотально действующих механизмов – отрицания и проекции. Отрицание агрессии проявляется в форме чувства жалости к самому себе, усталости, обессиленности. Проекция – в восприятии других людей виноватыми, некомпетентными и желающими отомстить. Эти механизмы обязательно проявятся в консультативном процессе.

    Что лежит в основе?

    Ключевые паттерны, составляющие негативистическую личностную конфигурацию, связаны с фрустрацией на достаточно поздней (уже вербальной) стадии онтогенеза. «Бонусом» для дальнейшей работы будет тот факт, что доэдипальные этапы пройдены клиентом относительно благополучно и, в силу этого, он потенциально обладает достаточно хорошими возможностями для улучшения Эго-интеграции и способен справляться со стрессом на приемлемом для сохранения адаптации уровне.

    Основные темы, которые образуют проблематику негативизма, связаны с провалом, поражением на пути самоутверждения и достижения успеха. Они возвращают нас к детскому опыту разочарования в родительской любви, связанному с переживанием неспособности родителей принимать промахи, ошибки и неудачи ребенка без обесценивания и унижающих обвинений. Рождающий негативизм опыт также определяется полным запретом на САМОВЫРАЖЕНИЕ, полным отрицанием родителями права ребенка иметь свое мнение, свои интересы, если они недостаточно соответствуют социально одобряемым стандартам. Негативистический клиент имеет острый дефицит ПОНИМАНИЯ И ПОДДЕРЖКИ со стороны родителей, игнорировавших его эмоциональные потребности и транслировавших жесткий приоритет конвенционального поведения «во что бы то ни стало».

    Если ребенок позволял себе выразить эмоции таким образом, что создавалось «неловкое положение» в какой-либо социальной ситуации, его «стыдили» и укоряли, «поясняя», что он ведет себя «как маленький», «как дурачок», «как ненормальный». Таким образом, родители индуцировали свой стыд и неуверенность в себе, боясь (часто совершенно не обоснованно) осуждения (часто иллюзорного) со стороны Других.

    Что именно происходило с ребенком, что его напугало, что расстроило, что разозлило, родители выяснять не брались, стараясь поскорее забыть о неприятной для них ситуации, но дав ребенку жесткий и угрожающий наказ «никогда больше так не делать».

     Консультативная иллюстрация

    Например, одна клиентка рассказала о ситуации из детства, когда ее впервые привели в гости в очень большую компанию незнакомых ей взрослых людей (клиентка относит это воспоминание к 7-8-летнему возрасту). По ее словам, по дороге в гости, она чувствовала себя уверенно и спокойно, шла туда с удовольствием, но попав в квартиру, переполненную совершенно НЕЗНАКОМЫМИ (она особенно это подчеркнула) людьми, заплакала навзрыд. Она не могла объяснить (ни тогда, ни сейчас), что именно с ней произошло. Испугалась ли? Почувствовала ли дурноту (она припоминала, что в квартире было очень душно)? Или что-то еще? Она только помнила, что ревела во весь голос, задыхаясь… А также, что мама быстро «запихнула» ее в ванную комнату, «ругая и отчитывая», приговаривая, что «она же уже такая большая девочка», «что же теперь о нас подумают люди».

    Продолжая воспоминать, клиентка, говорила, как ей хотелось утешения и успокоения, и ласковых слов от мамы, но вместо этого она чувствовала, что между ними «как будто бы пролегла пропасть». Ассоциации, которые у нее возникли на сессии при актуализации воспоминания: холод, озноб, пустота, вакуум, стыд. Вот именно в такой последовательности.

     У этой клиентки была целая серия подобных воспоминаний. Все они были связаны с неразделенными и наказуемыми за их выражение чувствами: родители стыдили и осуждали ее, по сути, за то, что ей БЫЛО ПЛОХО и она пыталась об этом сигнализировать. Все отчетливее с течением времени она стала ощущать, что ПОДДЕРЖКИ НЕТ, что «для них главное – не я сама, а как я выгляжу со стороны». Впрочем, это ощущение она смогла вербализовать только в консультировании. Понятно, что здесь звучит и обида, и преувеличение, и досада, и разочарование…

    В процессе консультирования клиентка смогла дифференцировать эти чувства и понять, что, конечно, от родителей были и любовь, и поддержка, и утешение, но ДЛЯ НЕЕ ЭТОГО БЫЛО ЯВНО НЕДОСТАТОЧНО. Во многих случаях она ощущала, что маме и папе внешний фасад благополучия важнее всего остального.

    Продолжу историю клиентки.

    Следующим кирпичиком негативистического фасада стало отсутствие поддержки в попытках клиентки к творческому самовыражению. По ее словам, она очень хотела заниматься танцами, просила родителей «отдать ее в кружок», но получила отказ, так как «она слабая, часто простужается, не сможет», да к тому же «некому возить на занятия».

    Потом она попросилась поехать на прослушивание в музыкальную школу. Мама «посмеялась» над ней, сказав, что у нее «нет слуха» (клиентка отмечает,что сама мама любила петь, очень гордилась, что имеет успех в компаниях и на вечеринках).

    Закончив школу, клиентка, по ее словам, самостоятельно, без репетиторов и каких-либо финансовых затрат со стороны родителей, поступила в вуз. Родителями это было воспринято как должное. Причем они подчеркивали, что их дочь выбрала «непрестижную» специальность (клиентка поступила на гуманитарный факультет), вместо того, чтобы учиться «на бухгалтера или экономиста».

    Далее жизнь клиентки наполнилась драматическими событиями. В сложных финансовых реалиях середины 90-х, она вынуждена была бросить учебу и устроиться на работу секретарем-референтом в банк. Впоследствии она сумела закончить заочное отделение вуза и получить так желанное для родителей экономическое образование.

    Ко мне она обратилась в 39-летнем возрасте, тремя годами раньше пережив развод с человеком, который, по ее словам, постоянно ее «игнорировал» и «не понимал». Она жаловалась на депрессию и чувствовала себя «загнанной в угол», так как боялась потерять хорошо оплачиваемую работу, которую «ненавидела», но которой, тем не менее, дорожила из-за возможностей содержать себя и 12-летнюю дочь.

    Установление контакта с клиенткой было сложным. Она хотела мало сессий и гарантированный результат (он должен был заключаться в том, чтобы «депрессия прошла» и она «научилась реагировать более спокойно на постоянные придирки на работе»). Когда я напрямую сообщила ей, что ни то (мало сессий), ни другое (гарантированный результат) невозможно, она растерялась и попробовала допросить меня (не могу подобрать другого слова для более точной передачи стиля ее коммуникации на первых сессиях) о препятствиях на пути к вполне реалистичной, на ее взгляд, цели. Она упорно пыталась выяснить, что не так СО МНОЙ, считая именно МОИ ПРОБЛЕМЫ (предположить, какие именно, она отказалась, ограничившись намеками на мою некомпетентность) причиной, которая может помешать ей получить помощь.

    Однако же и уходить от меня (а я предложила ей возможные варианты с другими консультантами и терапевтами) она не спешила…

    Она нашла в себе силы остаться. А я – не настаивать на целесообразности обращения к другому специалисту. У нас было 38 сессий. Разных. Что касается фактической стороны, клиентка сумела найти другую работу в рамках ее специальности, приносящую ей большее удовлетворение (это было ГЛАВНЫМ для нее и часто является таковым для многих негативистических людей) и дающую большую свободу в плане распределения времени и ресурсов.

    Но мы поняли, что можем завершить, когда клиентка сама стала рассказывать, как меняются ее отношения с дочкой, в истории которых смогла усмотреть много параллелей с ее собственными НЕДОСТАТОЧНО ПОДДЕРЖИВАЮЩИМИ родителями. На момент завершения многие вопросы в ее жизни оставались без ответа. В частности, какие мужчины ей нравятся, и готова ли она к новым серьезным отношениям, и что она ищет: функционального партнера или любовь (и может ли гармонично сочетаться первое и второе)… Но уже саму способность клиентки говорить об этой сложной для нее стороне жизни, по своей (не по моей!) инициативе, искать СВОИ ОТВЕТЫ на СВОИ ВОПРОСЫ, я позволяю себе считать важным достижением.

     Консультативные стратегии

    Очень многое зависит от сопутствующей проблематики и комплементарных негативизму характерологических паттернов (см. выше). И все же постараюсь выделить, на что обращаю внимание, работая с пассивно-агрессивными людьми.

    Консультативный сеттинг становится для таких клиентов ареной отыгрывания их чрезвычайно конфликтных отношений с авторитетными фигурами. С одной стороны, клиент попытается получить особые условия и скидки, чтобы чувствовать себя контролирующим и независимым от каких-либо «условностей», а с другой стороны, будет крайне болезненно реагировать на санкции и штрафы при нарушении сеттинга, воспринимая их как недооцененность и пренебрежение со стороны консультанта.

    Негативистические клиенты стремятся занять позицию реципиента и упорно ждут указаний и рекомендаций со стороны консультанта, даже согласившись на словах с условиями работы, предполагающими совершенно другой формат. В то же время, они реагируют раздраженно и отвергающе на конфронтации и интерпретации, которые высвечивают их непоследовательность, предвзятость и, тем более, агрессивность. Именно негативистический клиент, как никто другой, станет упорно отрицать наличие агрессии и созвучных ей переживаний враждебности, зависти, обидчивости, раздражительности, упрямства, чувства вины и заведомо оппозиционной установки по отношению ко всему, что исходит от людей, занимающих – формально или неформально — более высокой положение.

    Консультативные интервенции не всегда верны. Они могут оказаться слишком фрустрирующими, обнажающими, болезненными. Какие-то клиенты расстроятся и замкнуться, «уйдут в себя», увеличат с Вами дистанцию, и Вам придется вновь восстанавливать достигнутый ранее, но так неаккуратно поврежденный раппорт. Какие-то – укажут Вам на то, что Вы неправы (и добавят — насколько). Негативистические — «надуются» и обидятся. И придут к выводу, что Вы их недооценили. По их мнению, именно так и должно было быть. Вы же взрослый. А все взрослые таковы!! То есть они легко регрессируют в позицию ребенка, отыгрывая детскую злобу на родителей. Злобу ребенка, РАЗОЧАРОВАВШЕГОСЯ В ЛЮБВИ и НЕ ИМЕЮЩЕГО ПРАВА проявить свои ПОДЛИННЫЕ ЧУВСТВА.

    Не забудем, что основная поведенческая стратегия пассивно-агрессивной личности – СОПРОТИВЛЕНИЕ. В консультативном процессе она проявится в полной мере. При этом интерпретация сопротивления потребует максимальной продуманности, так как в данном случае речь будет идти о сопротивлении не только как о важном процессуальном феномене, но и как об Эго-синтонном образовании в структуре личности клиента.

    Всю свою жизнь негативистический клиент ходит «вокруг да около». Развивая способность говорить о своих желаниях, разочарованиях, слабостях, опасениях и страхах, обиде и раздражении НАПРЯМУЮ, привлекая для этого материал, проявляющийся в актуальных отношениях клиент-консультант, мы можем помочь ему АПРОБИРОВАТЬ непривычные и ранее недоступные стратегии построения отношений с Другими и Самим Собой.

    В повседневной жизни наш клиент, скорее всего, встречает со стороны значимых Других реакции разочарования, избегания, раздражения, обвинения. Его либо перестают принимать в расчет и приглашать/допускать к участию в серьезных делах (то есть он становится НЕ значимым и МАЛО ценным для них), либо обвиняют, критикуют, а, возможно и унижают… Но рано или поздно все равно все заканчивается ПОТЕРЕЙ к нему ИНТЕРЕСА. Поэтому неудивительно, что в определенный момент он оказывается в кабинете психолога, уже не справляясь самостоятельно с окутывающей его депрессией, определяемой чувством тотальной неудовлетворенности (обращаем внимание – НЕ СОБОЙ, а НЕСПРАВДЕЛИВЫМИ людьми и неблагоприятными обстоятельствами), а также смутным, как правило, недоступным вербализации, ощущением ПУСТОТЫ И ОДИНОЧЕСТВА. Дополнительным (или, напротив, основным) стимулом для обращения за помощью могут также стать соматические проблемы и выходящая из-под контроля склонность к злоупотреблению алкоголем. Этиология всех этих симптомов достаточно прозрачна: неосознаваемая, отрицаемая агрессия ищет «обходные пути» для выражения; напряжение, связанное с ее удержанием в бессознательном, требует разрядки.

    Но в отличие от других людей, попавших под прицел манипуляций нашего клиента, мы не вправе его игнорировать, обесценивать и презирать.

    Мы должны ВЫДЕРЖИВАТЬ.

    И предложить ему ДРУГИЕ РЕАКЦИИ. Или, скорее, реакции ДРУГОГО ДИАПАЗОНА (готовность принимать критику; прояснять, не оправдываясь; уточнять то, что нам непонятно; спрашивать о желаниях, которые может в себе распознать клиент, говоря те или иные слова, и совершая определенное действие).

    И позволить агрессии БЫТЬ… Ее осознавание и выражение откроют доступ к тому, что ЗА НЕЙ: уязвимости, неуверенности в себе, беспомощности, стыду, страху отвержения и потери, а также желаниям доминировать, подчинять, обладать властью, вызывать зависть

    Впоследствии эти и другие аффекты и драйвы клиента могут быть проанализированы, а полученный опыт – стать основой развития зрелой рефлексии и положить начало новому отрезку жизненного пути, на котором бесплодные попытки самоутверждения уступят место творческой активности, а сопротивление – сотрудничеству, возможному благодаря появлению способности к равноправному (и равно ответственному) Диалогу с Другим.

    Источник

    Похожие статьи:

    /* */